АРХИТЕКТУРНЫЙ ФАКУЛЬТЕТ

АРХИТЕКТУРНЫЙ ФАКУЛЬТЕТ

Творческий путь Архитектурного факультета может быть измерен и тем, что его преподаватели Гинзбург, братья Весниными, К. Мельников, Ладовский, И. Голосов построили почти все наиболее выдающиеся здания советской архитектуры двадцатых годов.

https://www.newsmarhi.ru/Деканами факультета в разное время были представители разных направлений: сторонник «академического» большинства Э.И.Норверт (1920–1922), сподвижник левых мастеров Рухлядев (1922–1923), Рыльский (1923–1930), сумевший снять остроту противоречий между разными группировками.

МАРХИ – вуз-наследник ВХУТЕМАСа. В 1930 г. Архфак ВХУТЕМАСа стал самостоятельным учебным заведением Архитектурно-строительным институтом, связи от которого тянутся к МАРХИ.

В то же время Архфак ВХУТЕМАСа наследовал таким мощным школам как: Московское дворцовое архитектурное училище; архитектурное отделение училища живописи ваяния и зодчества, существовавшего до 1918 г. и архитектурный факультет Вторых ГСХМ, существовавший с 1918 года по 1920 год

Title

Description

Title

Description

В документах о слиянии Первых и Вторых ГСХМ среди руководителей мастерских, унаследованных Архфаком, называются фамилии: И. Жолтовского, А. Щусева, И. Рыльского, Л. Веснина, С Чернышева и других видных представителей академической архитектурной школы. Достаточно сказать, что старейшие из них – Жолтовский (род. в 1867) и Щусев (род. в 1873) уже до революции были авторами ряда известных построек, удостоенными звания академиков архитектуры. Начав работать в советских учреждениях, они возглавили архитектурно-художественный отдел Наркомпроса и с первых лет Октября пользовались большим общественным авторитетом.

Наряду с широко известными архитекторами старших поколений среди руководителей мастерских Архфака в 1920 г. появились Ладовский, Докучаев, Кринский, Голосов, Мельников. Тогда это были никому не известные имена, хотя надо сказать, что некоторые мастера – и прежде всего Ладовский, уже приобрели популярность среди студенчества, благодаря своим оригинальным идем принципиального обновления архитектуры. Группа Ладовского была «меньшинством», так она официально именуется в документах, связанных с историей факультета.  

В начальные годы Ладовскому не удалось создать экспериментальную лабораторию – это стало  возможно  позже. Лишь в 1926 г. Однако вся деятельность Ладовского и его коллег была проникнута духом эксперимента. Уже в 1921 году, в эпоху индивидуальных мастерских, они организовали  на Архфаке содружество «Объединение мастерских» – ОБМАС, под руководством трёх профессоров: Ладовского, Докучаева и Кринского.

В ноябре 1922 года Президиум Архфака выпустил постановление «об учреждении двух отделений: а) академического, б) новейших изысканий, что явилось организационным оформлением уже реально существующей ситуации».

К отчету Архфака за 1924-1925 годы прилагалась схема построения факультета с соответствующим распределением учебной программы.

Title

Description

Title

Description

Title

Description

Столкновение взглядов

Title

Description

Title

Description

Равноправное существование двух глубоко различных по творческим тенденциям отделений на одном факультете, конечно, не могло быть мирным. Сначала группа «большинства» попросту пыталась не признавать группу «меньшинства», затем она оспаривала право самостоятельного голоса группы «меньшинства» на Президиуме Архфака.

В период 1921-1925 годов несколько раз пересматривался и утверждался состав профессоров Архфака. Ладовского пытались отстранить от должности профессора. Об остроте ситуации свидетельствует и то, что Жолтовский, возглавлявший архитектурную секцию ГАНХ, летом 1922 года занимался обследованием Архфака. По его докладу состоялось обсуждение положения на факультет на заседании научно-художественной секции ГУСА.

«У нас в плохом состоянии (внешне) находится архитектурный факультет. Я по этому поводу хочу сказать, что буду, конечно, всевозможным образом отстаивать дальнейшее существование архитектурного отделения при ВХУТЕМАСе. Я считаю, что он органические здесь необходим: я думаю, что конечные устремления живописи и скульптуры есть всё-таки устремления к превращению себя в элементы архитектуры… я говорю категорически, что опасения которые я нашел в представленном мне материале относительно возможности уничтожения этого факультета, встретят во мне решительного союзника. Я считаю, что … без этого он (ВХУТЕМАС) окажется пораненным»

А.В. Луначарский, апрель 1925 г.

А.В. Луначарский

Тем не менее маленькая группа Ладовского стала играть ведущую роль в педагогике Архфака и более того, оказала принципиальное воздействие на всю новую систему художественного обучения. Позиции, завоеванные «меньшинством» Ладовского на Основном отделении (а в 1923 г. методика Ладовского получила распространение на всем Основном отделении) переставала быть меньшинством и количественно. К ней присоединялся коллектив учеников Ладовского, молодых архитекторов,  ставших  преподавателями дисциплины пространства» В. Балихин, С. Глаголев, М. Коржев, И. Ламцов, В. Петров, Ю. Спасский, М. Туркус, работавшие под непосредственным руководством Кринского.       

Позиции ОБМАСА на архитектурном факультете укреплялись и объективно примыкавшей к ним группой «Новой академии», как называли свою общую мастерскую  К. Мельников и И. Голосов.

Представители новейших течений архитектуры 20-х голов Мельников и И. Голосов, как и Ладовский, ставили своей задачей научить студентов в первую очередь созданию новых архитектурных форм, соответствующих времени и современному уровню строительной техники. При этом они уделяли большое внимание «обязательному изучению классической архитектуры как стройной и последовательной системы развития всех природных законов её».

Равноправное развитие различных творческих течений в духе свободного соревнования – один из принципов политики Советской власти в области искусства, – последовательно проводилась в жизни Архфака. Борьба-соревнование постепенно порождала определенное взаимодействие  двух архитектурных школ  и привело их к естественному слиянию в 1926 г. а основе педагогической системы, разработанной группой Ладовского  и принятой во всех мастерских архитектурного факультета.

Все студенты Архфака, то есть и академического отделения, с 1923-го года начальные два года обучения проходили в Основном отделении по методике Ладовского, то есть, в атмосфере новейших художественных поисков и экспериментов.

Большим достижением в развитии архитектурного факультета было создание научно-исследовательской архитектурной лаборатории. Доклад профессора Ладовского по этому вопросу на академической конференции архитектурного факультета получил таким образом не только широкое общественное одобрение, но и имел непосредственные практические результаты.

Говоря о системе архитектурного образования во ВХУТЕМАС  в целом, надо отметить, что её новаторство опиралось на прочную, хорошо разработанную базу  научно-технической и историко-художественной подготовки архитектора. Это было то качество архитектурного факультета, которого не хватало, например, металло- и деревообрабатывающем факультетам.

Творческий путь Архитектурного факультета может быть измерен и тем, что его преподаватели Гинзбург, братья Весниными, К. Мельников, Ладовский, И. Голосов построили почти все наиболее выдающиеся здания советской архитектуры двадцатых годов.

 

(По материалам статьи Н. Адаскиной ВУТЕМАС-ВХУТЕИН //Энциклопедия русского авангарда изобразительное искусство архитектура, том III история. Теория, Кн. 1. — С.102-111).

(по материалам статьи Л. Жадовой «История архитектурного факультета ВХУТЕМАСа – ВХУТЕИНа» // ВХУТЕМАС МАРХИ 1920 – 1980 Традиции и новаторство, Москва 1986. – С. 25–30)